Таксаны при раке молочной железы

Возможности химиотерапии рака молочной железы, резистентного к антрациклинам и таксанам

Опубликовано в журнале:
Современная онкология »» 2010, № 3, Т.12

Н.С.Бесова, В.А. Горбунова
ГУ Российский онкологический научный центр им. Н.Н.Блохина РАМН, Москва

Несмотря на постоянное расширение спектра эффективных цитостатиков, проблема лечения резистентного к химиотерапии (XT) метастатического рака молочной железы (мРМЖ) остается по-прежнему актуальной.

Выявление метастазов на различных этапах развития злокачественного процесса наблюдается у 30-80% больных раком молочной железы (РМЖ) [1]. Внедрение в клиническую практику последнего десятилетия новых противоопухолевых препаратов привело к достоверному улучшению отдаленных результатов лечения, однако медиана продолжительности жизни больных мРМЖ пока еще колеблется в пределах 2-3 лет, а 5-летняя выживаемость составляет 26,7% [2].

Основные достижения таргетной терапии связаны с трастузумабом, кардинально изменившим прогноз больных HER2-позитивным РМЖ. Амплификация гена HER2/neu при РМЖ встречается приблизительно в 25% случаев и требует отдельного рассмотрения. Вопросов лечения данной подгруппы пациенток мы не будем касаться.

Наиболее активными при РМЖ препаратами, обладающими различным механизмом противоопухолевого действия, являются антрациклины и таксаны. Антрациклины связывают ДНК топоизомеразу II, включая и аденозинтрифосфатзависимый способ расхождения нитей ДНК, в результате чего происходит формирование реактивных кислородных соединений. Таксаны обратимо связывают (β-тубулин, стабилизируя таким образом гуанозиндифосфат — связанную форму (β-тубулина, что приводит к блоку деполимеризации и стимуляции полимеризации тубулина из-за отсутствия гуанозинтрифосфата. Результатом действия препаратов является остановка клеточного роста и индукция апоптоза [1].

Комбинации, включающие антрациклины и таксаны, широко применяются в 1 -й линии терапии мРМЖ и при операбельных формах в качестве адъювантной и неоадъювантной XT. Повторное или длительное назначение этих препаратов зачастую приводит к формированию опухолевой резистентности к ним.

Клинически резистентность к антрациклинам и таксанам определяется как прогрессирование болезни (ПБ) в течение 6-12 мес после окончания нео- или адъювантной XT, а также как ПБ, зарегистрированное на фоне XT или в течение 3 мес после введения последней дозы цитостатиков по поводу мРМЖ [3,4].

Механизмы развития резистентности опухоли к антрациклинам и таксанам включают гиперэкспрессию транспортных белков, удаляющих цитостатик из опухолевой клетки, мутации генов, гиперэкспрессию β-III-тубулина или изменения, связанные с сигнальными белками [5, 6]. В основе механизма развития резистентности к антрациклинам лежит повышенная экспрессия транспортных белков, осуществляющих выведение препарата из опухолевой клетки, таких как Р-170 гликопротеин (P-gp) и белок множественной лекарственной резистентности 1 (MRP1). Следствием гиперэкспрессии этих белков является усиленный выброс цитостатиков из клетки. Этот же механизм вовлекается и в процесс формирования резистентности к таксанам. Другим механизмом развития резистентности к таксанам является повышение экспрессии белка β-III -тубулина (изотипа β -тубулина III класса), аффинитет к которому у ингибиторов микротубулина значительно снижен [7].

В случаях приобретенной резистентности опухоль может стать резистентной не только к использованным препаратам, но и к широкому спектру цитостатиков с различным механизмом действия. Вероятность достижения значительного эффекта от дальнейшей XT в подобных случаях прогрессивно снижается, а вероятность развития тяжелых, вплоть до жизнеугрожающих, побочных эффектов возрастает [8].

Целью лекарственной терапии мРМЖ является максимальный контроль опухолевых симптомов и предупреждение осложнений, связанных с опухолью, а также максимально возможное увеличение продолжительности и улучшение качества жизни больных путем оптимальной XT и минимальной ее токсичности [9]. При выборе оптимального режима лекарственной терапии учитываются как характеристики пациентки: возраст, сопутствующие заболевания, менопаузальный статус, общий функциональный статус, персональные предпочтения, так и характеристики заболевания: локализация и распространенность метастатического процесса; гормональный (и HER2/neu) статус опухоли; характер предшествующей терапии, ее эффективность и переносимость; длительность безрецидивного/беспрогрессивного периода [10].

Нерешенной проблемой XT резистентного мРМЖ является вопрос о целесообразности использования комбинаций противоопухолевых агентов по сравнению с их последовательным назначением в монорежиме.

В настоящее время I.Park опубликовал результаты исследования, в котором проведено сравнение эффективности комбинации гемцитабина с винорельбином (n=42) и их последовательного назначения (n=40) во 2-3-й линии лечения мРМЖ [11]. Достоверных различий в терапевтической эффективности и токсичности не получено.

При развитии резистентности к антрациклинам, как правило, назначаются таксаны, если они не использовались ранее: доцетаксел, паклитаксел, абраксан. При назначении паклитаксела предпочтение отдается еженедельному режиму введения как более эффективному и менее токсичному по сравнению со стандартным введением 1 раз в 3 нед.

При дальнейшем прогрессировании процесса после таксанов возможно применение капецитабина, гемцитабина, пегилированного липосомального доксорубицина, винорельбина, хотя их эффективность в данном случае крайне низка (табл. 1).
Оптимизм в этой ситуации вселяют результаты исследования нового класса противоопухолевых препаратов — эпотилонов, наиболее ярким представителем которого является иксабепилон.

Эпотилоны получены путем естественной ферментации миксобактерии Sorangiumcellulosum. Основными компонентами являются эпотилоны А и В. Механизм противоопухолевого действия эпотилонов аналогичен такса-новому: связывание с β -тубулином микротрубочек, блокада их деполимеризации и стимуляция полимеризации, что приводит к стабилизации микротубулярного аппарата, остановке митоза в фазе G2/M с последующим апоптозом опухолевых клеток.

Иксабепилон (BMS-247550, aza-epothilone В) является первым полусинтетическим аналогом эпотилона В. Несмотря на сходный механизм действия, иксабепилон обладает рядом преимуществ перед таксанами вследствие отличия в химической и пространственной структуре молекулы. Благодаря структурным особенностям иксабепилон сохраняет активность при мутациях β -тубулина в местах его связывания с паклитакселом, подавляет динамическую нестабильность β -III-тубулина, сохраняя активность при его экспрессии, не индуцирует гиперэкспрессию P-gp и MRP1, практически не вступает во взаимодействие с ними. Как показано на экспериментальных моделях РМЖ, иксабипелон сохраняет противоопухолевую активность в отношении клеточных линий и перевиваемых опухолей, резистентных к XT антрациклинами, таксанами, капецитабином [18, 19].

Таблица 1. Рандомизированные контролируемые исследования III фазы по изучению эффективности XT мРМЖ после лечения антрациклинами и/илитаксанами

Примечание. N — число предшествующих режимов XT по поводу мРМЖ; n — число больных; МВДП — медиана времени до прогрессирования болезни (ВДП — временной интервал от момента рандомизации пациентки до момента объективной констатации ПБ, но не смерти больной). МВБП — медиана выживаемости без ПБ (ВВП — временной интервал от момента рандомизации пациентки до момента объективной констатации прогрессирования болезни или смерти больной); MOB — медиана общей выживаемости; ПЛД — пегилированный липосомальный доксорубицин; АХТ — адъювантная XT; НеоАХТ — неоадъювантная XT; р/д — раз в день; д — дней; 95% ДИ — 95% доверительный интервал.

Резистентность к

N

Режим, дозы в мг/м2

n

МВДП/МВБП

HR[95% ДИ]

MOB

HR[95% ДИ]

Доцетаксел 100/21 д
Паклитаксел 175/21 д

1,64 [1,33-2,02]
р 0,05

По результатам клинических исследований I фазы, для дальнейшего изучения были рекомендованы 2 режима введения иксабепилона: 3-часовая инфузия в дозе 40 мг/м2 каждые 3 нед и 1-часовая инфузия в дозе 6 мг/м2 1 раз в день на протяжении пяти последовательных дней каждые 3 нед.

Данные клинических исследований II фазы по оценке эффективности иксабепилона при резистентном мРМЖ представлены в табл. 2. Применение иксабепилона после антрациклинов позволило получить объективный эффект (ОЭ) у 42-58% больных при MOB и МВБП 22 и 4,8-5,5 мес соответственно. При резистентности к таксанам ОЭ составил 12-22%, МВБП — 2,2-2,6 мес, MOB — 7,9 мес. Большинство больных получали иксабепилон в режиме 40 мг/м2 каждые 3 нед.

Таблица 2. Эффективность иксабепилона во 2-й и 3-й линиях XT мРМЖ во II фазе исследования

Автор

Антрациклины, таксаны, капецитабин

40 мг/м2 3 ч каждые 3 нед

40 мг/м2 3 ч каждые 3 нед

40 мг/м2 3 ч каждые 3 нед

6 мг/м21 ч в дни 1, 2, 3, 4. 5 каждые 3 нед

Denduluri, 2007 [24]

Нет-7 больных
Любая XT -16 больных
Антрациклины (А) -12 больных

6 мг/м21 ч в дни 1, 2, 3, 4, 5 каждые 3 нед

Примечание. СБ — стабилизация болезни; НД – нет данных; МДлРем — медиана длительности ремиссии.
Сводные данные по профилю токсичности обоих режимов введения иксабепилона суммированы в табл. 3 [2, 5]. Нейтропения 3-4-й степени являлась преобладающим видом гематологической токсичности, чаще наблюдалась у больных, получавших иксабепилон в дозе 40 мг/м2 1 раз в 3 нед (54-58%), однако достаточно редко была фебрильной или сопровождалась инфекционными осложнениями.

Таблица 3. Побочные эффекты 3-4-й степени тяжести (%) иксабепилона во 2-й и 3-й линиях XT мРМЖ во II фазе исследования

Автор

Иксабепилон 40 мг/м2/3 нед
240 больных

Иксабепилон 6 мг/м2 5 дней/3 нед
60 больных

Анемия
Нейтропения
Фебрильная нейтропения
Тромбоцитопения
Периферическая сенсорная нейропатия

Утомляемость/астения
Миалгии/артралгии
Стоматит/мукозит
Тошнота/рвота
Изменения ногтей
Диарея
Ладонно-подошвенный синдром
Реакции гиперчувствительности

Cреди негематологических побочных эффектов наиболее важной является периферическая нейропатия, которая, как и при таксанах, является зависимой от разовой дозы и режима введения (чаще встречается при введении иксабепилона 40 мг/м2 1 раз в 3 нед), кумулятивной и относится к дозолимитирующему виду токсичности. При введении иксабепилона в дозе 40 мг/м2 1 раз в 3 нед периферическая нейропатия развивалась в основном после проведения 4 курсов лечения, была обратимой и разрешалась в среднем через 5,4 нед. Начальные ее проявления описываются как типично сенсорные нарушения: парестезии, дизестезии в области конечностей. Однако у 3% из 240 пациенток описаны нейропатические боли 3-4-й степени, фиксированные в последующем в исследованиях III фазы. Данный вид нейропатии отличается от нейропатии, вызванной таксанами, и не связан с их предшествующим использованием.

Реакции гиперчувствительности, связанные с растворителем (Кремофором), зафиксированы менее чем у 1% больных благодаря обязательной премедикации блокато-рами H1- и Н2-рецепторов гистамина.

Данные об эффективности иксабепилона в монотерапии при мРМЖ, резистентном к антрациклинам и/или таксанам, а также экспериментальные данные о синергизме его противоопухолевой активности с капецитабином послужили основанием для проведения двух крупных клинических исследований III фазы: СА163-046 [26] и СА163-048 [27].

Оба исследования посвящены сравнению эффективности и токсичности комбинации иксабепилона с капецитабином и монотерапии капецитабином у больных мРМЖ, резистентном к антрациклинам и таксанам. После рандомизации пациенткам группы исследования назначали иксабепилон 40 мг/м2 в виде 3-часовой инфузии в первый день 21-дневного цикла в комбинации с приемом капецитабина в суточной дозе 2000 мг/м2, разделенной на 2 приема, с 1 по 14-й дни 21 -дневного цикла. Пациентки контрольной группы получали капецитабин в суточной дозе 2500 мг/м2, разделенной на 2 приема, с 1 по 14-й дни 21-дневного цикла. Лечение продолжали до регистрации ПБ или признаков непереносимой токсичности. Для профилактики реакций непереносимости перед введением иксабепилона назначали премедикацию антагонистами H1- и Н2-рецепторов гистамина. Оценка эффективности лечения осуществлялась каждые 6 нед. вплоть до ПБ. Назначение комбинации после регистрации ПБ на фоне монотерапии не разрешалось.
Резистентность к антрациклинам определялась как ПБ на фоне лечения или в первые 3 мес после введения последней дозы по поводу мРМЖ, или рецидив болезни в первые 6 мес после окончания адъювантной или неоадъювантной XT.

Критерием резистентности к таксанам являлось ПБ на фоне XT или в первые 4 мес. после введения последней дозы по поводу мРМЖ, или рецидив заболевания в первые 12 мес после окончания адъювантной или неоадъювантной XT.

Основным являлось исследование СА163-046, главной целью которого была сравнительная оценка выживаемости без ПБ, определяемая как время от момента рандомизациибольной до регистрации ПБ или смерти от любой причины. Дополнительными параметрами изучения являлись частота достижения объективного эффекта, выживаемость больных, переносимость лечения. В исследование включали только пациенток с измеряемыми проявлениями заболевания. Динамику болезни на фоне лечения оценивали как сами исследователи, так и независимые эксперты.

Исследование СА163-048 было организовано с целью подтверждения результатов СА163-046. Главной его целью была сравнительная оценка общей выживаемости больных, дополнительно оценивались также частота достижения объективного эффекта, выживаемость без прогрессирования болезни, переносимость лечения. В исследование включали пациенток, получивших ранее антрациклины и таксаны, имевших как измеряемые, так и неизмеряемые проявления болезни. Оценку эффективности XT проводили сами исследователи.

Характеристика больных, включенных в исследования, и предшествующей XT представлена в табл. 4.

Таблица 4. Характеристика больных, включенных в два исследования III фазы по сравнительному изучению комбинации иксабепилона с капецитабином и капецитабина в монорежиме

Основное исследование (СА163-046)

Подтверждающее исследование (СА163-048)

иксабепилон + капецитабин (n=375)

капецитабин (n=377)

иксабепилон + капецитабин (n=609)

rапецитабин (n=612)

Медиана возраста, лет (диапазон)

Индекс Карновского, %
70-80
90-100

Число предшествующих режимов XT, %
0
1
2
>3

Таксаны в химиотерапии

Химиотерапия рака молочной железы самая разветвлённая, нет ни одной злокачественной опухоли, где использовалось бы такое множество противоопухолевых препаратов. Выбор впечатляет: можно лечить гормонами, можно цитостатиками, а ещё и таргетными препаратами, или всем вместе. Много лекарств и стройная система противоопухолевой терапии, зависимая от индивидуальных характеристик рака, распространённости и даже локализации метастазов. Для каждого варианта и каждой стадии в рекомендациях писано «что, когда и сколько», но выбор конкретной схемы лечения — задача непростая.

Клинические рекомендации, призванные максимально стандартизировать подход к терапии рака молочной железы, не важно, предоперационной — неоадъювантной, послеоперационной — адъювантной или паллиативной при метастазах, обескураживают сакраментальной фразой: «Стандарта химиотерапии нет». Нет стандарта профилактики, нет образца лечения распространённого рака, вообще не названо лучшего лекарственного средства и оптимальной комбинации препаратов. Получается, что на эффекте терапии не скажется выбор препарата, если бы эффект был вовсе не ожидаем, то такого разнообразия следовало бы пугаться.

Национальные рекомендации учитывают социальные обязательства государства, позволяя провести лечение при различных финансовых возможностях учреждения. Только это очень неполезно, когда есть административный соблазн использовать самое дешёвое.

При наличии всего спектра разрешённых препаратов осознанный выбор схемы химиотерапии ложится на пациентку. Но вот пример, таксаны — одни из самых эффективных препаратов представлены сегодня тремя МНН:

  1. Паклитаксел,
  2. Доцетаксел,
  3. И паклитаксел с альбумином — Абраксан.

А чем они отличаются?

Первый таксан — паклитаксел

В 1958 году американский Национальный институт рака начал программу активного поиска противораковых лекарств. Неимоверное количество граждан всех сельскохозяйственных и лесных специальностей из всех регионов земного шара посылали растения в специальную лабораторию, где проверяли их действие на клетки экспериментальных опухолей. На восьмом году программы в институт пришла посылка с корой тихоокеанского тиса, этот невзрачный кустарник произрастает в североамериканских лесах. Поскольку в год поступало до 30 тысяч образцов растений, до изучения коры тиса очередь дошла через несколько лет, и только в 1971 году из коры было выделено активное противоопухолевое вещество паклитаксел.

Ограниченность древесного ресурса, а на производство килограмма паклитаксела требовалось почти 7,5 тонн коры, не вызывала особого рвения учёных, и исследования продолжались медленно. Ещё через 8 лет разобрались с механизмом действия, но начатые в 1981 году клинические исследования нового препарата выявили необычно высокую и пугающую токсичность паклитаксела, как ни странно, программу не закрыли, но и не форсировали изучение. Ещё через 8 лет фиксировали клинический крах: из 15 проводящих клинические испытания центров только 2 обнаружили выраженный эффект.

Не обещающий прорыва препарат паклитаксел Институт рака выставил на продажу, чтобы уже бизнес довёл его до ума. Из двадцати компаний, решившихся на тендер, после изучения отчётной документации остались только 4. Выигравшая конкурс компания руки не опустила, для начала подобрала растворитель для паклитаксела – смесь касторового масла (кремафор) со спиртом. Растворитель вызывал очень сильную аллергическую реакцию, но ни в чём другом паклитаксел существовать не соглашался. Разработали целую программу подготовки пациента к введению лекарства, подавляя возможную аллергию значительными дозами гормонов, чтобы препарат не растворял обычные шприцы и капельницы, что он легко делал, придумали специальные системы для его введения.

Борьба таксановых титанов

В клинических испытаниях паклитаксел показал, что ставка на него не была напрасной, и в 1992 году его утвердили для использования при раке яичников, а через два года и при раке молочной железы. Компания-производитель нашла новый источник сырья, дабы не губить редкий кустарник. А в это время одна французская компания уже изучала свой оригинальный препарат, тоже полученный из иголок европейского тиса. Активное вещество – доцетаксел имело такой же механизм действия, но вызывало более стойкие повреждения клеток рака и накапливалось в клетке в большей концентрации.

Похожие, но не аналогичные препараты паклитаксел и доцетаксел вступили в противоборство. Доцетаксел тоже был крупной молекулой, взыскательной к растворителю, в качестве которого использовался спирт и полисорбат, который под аббревиатурой ПАВ – поверхностно-активные вещества – добавляют в косметическую и парфюмерную продукцию. Доцетаксел тоже требовал от пациента горстями принимать гормоны, чтобы не было фатальной аллергии после введения. Но введение обставлялось попроще – всего час вместо 4-х часов паклитаксела.

Главная битва развернулась в клиниках, где доцетаксел, хоть и вызывал большую токсичность, но демонстрировал и чуть больший эффект при раке молочной железы. Пациенты вынуждены были глушить возможную аллергию упаковками гормонов, но врачам импонировала скорость введения доцетаксела, поэтому при раке молочной железы он всё-таки обошёл паклитаксел, заняв первое место во всех видах химиотерапии рака молочной железы.

Выходит на арену нанопростота

Проигрыш паклитаксела не давал покоя исследователям.

  • Во-первых, надо было избавиться от касторового растворителя, не только усугубляющего побочные реакции, но и мешающего внедрению активного вещества в клетки – паклитаксел в крови циркулировал в объятиях кремафора, который обволакивал его со всех сторон.
  • Во-вторых, надо было уменьшить молекулу, потому что маленькой внутрь клетки проникнуть проще.
  • В-третьих, для молекулы паклитаксела нужен был особый транспорт, помогающий проникновению, а таким мог стать только человеческий белок.

И через два десятилетия был-таки найден паклитаксел, имеющий реальную наномолекулу, прицепленный к человеческому альбумину. Новый нанопаклитаксел в несколько раз быстрее проникал в опухолевую клетку, в большей концентрации и надёжнее там закреплялся, не требовал гормональной подготовки пациента перед введением, а ещё и вводился всего за полчаса и без специального оборудования. Что касается эффективности нового паклитаксела в смеси с человеческим альбумином — Абраксана™, то уменьшение размеров опухоли отмечается у трети пациентов, на 23 неделt прекращается рост опухоли при общей выживаемости 65 недель.

Нанодисперсный паклитаксел Абраксан™ свободен от «бича» доцетаксела – опасной для жизни нейтропении 4 степени. Нейтропения – отсутствие достаточного для защиты от инфекций количества специальных лейкоцитов – нейтрофилов. Без нейтрофилов очень легко развивается сепсис, поэтому доцетаксел при проведении химиотерапии рака молочной железы рекомендуют вводить со стимулятором выработки нейтрофилов. Это дополнительно ухудшает переносимость химиотерапии и значимо увеличивает затраты на лечение. А с прямым родственником паклитакселом в кремафоре и вообще не надо сравнивать, слишком разные это братья.

Снижении риска возникновения рецидивов рака молочной железы терапией

Оценка риска возникновения рецидива болезни

Целью адъювантной лекарственной терапии больных ранними стадиями рака молочной железы (РМЖ) является снижение риска возникновения рецидивов болезни (как локальных, так и отдаленных), а также уменьшения риска смерти от ее прогрессирования.

Для оценки риска возникновения рецидива болезни и выбора оптимального адъюватного режима (химио-, эндокринотерапия) необходимо учитывать возраст больных и наличие таких прогностических факторов, как размер опухоли, наличие перитуморальной инвазии, поражения лимфатических узлов, степень злокачественности опухоли, наличие экспрессии рецепторов эстрогена (РЭ) и рецепторов прогестерона (РП) и гиперэкспрессии HER-2 в опухоли.

В настоящее время адъювантная эндокринотерапия рекомендована всем больным с гормоночувствительными опухолями, причем к этой категории относятся опухоли с любым содержанием РЭ.

Терапия трастузумабом показана больным с гиперэкспресиией или амплификацией HER-2, выявленной при иммуногистохимическом исследовании (ИГХ) или FISH-реакции при размерах опухоли более 1 см и наличии поражения аксиллярных лимфатических узлов.

Наиболее сложным вопросом является целесообразность назначения химиотерапии в каждой конкретной клинической ситуации. Для оценки риска рецидива болезни и выделения группы больных, у которых проведение адъювантной химиотерапии будет наиболее эффективным, используют принцип деления пациенток на группы риска (низкий, высокий и промежуточный) в зависимости от наличия или отсутствия прогностически неблагоприятных факторов (табл. 3).

Таблица 3. Распределение групп риска возникновения рецидива в зависимости от наличия (или отсутствия) прогностических факторов

Побочный эффект
Таблица 5. Результаты исследования CALGB: показатели 2-летней безрецидивной выживаемости (БРВ) при использовании режимов химиотерапии в подгруппах


Примечание: А — доксорубицин, С — циклофосфан, Т — паклитаксел.

На основании представленных убедительных данных исследования CALGB о снижении риска рецидива болезни и смерти с 1999 г. таксол рекомендован для включения в адъювантную терапию больных операбельным РМЖ с метастазами в аксиллярных лимфатических узлах.

Появление доцетаксела (таксотера) открыло новые перспективы лечения РМЖ. Доцетаксел был получен синтетическим путем из экстракта европейского тиса (Taxus Baccata); препарат имеет схожую с паклитакселом химическую структуру и аналогичный механизм реализации противоопухолевого эффекта.

Однако при дальнейшем изучении доцетаксела были выявлены различия между препаратами из группы таксанов. Так, в исследовании in vitro таксотер оказался в 100 раз активнее паклитаксела в усилении фосфорилирования Bcl-2, ведущего к апоптотической гибели опухолевых клеток.

Доцетаксел активен в отношении некоторых клеток, продуцирующих р-гликопротеин, который кодируется геном множественной лекарственной устойчивости, что способствует высокой противоопухолевой активности, в том числе и при резистентных формах рака молочной железы.

Кроме того, доцетаксел не обладает перекрестной рез истентностью к большинству противоопухолевых цитостатиков, в том числе и к паклитакселу, что делает использование препарата для лечения РМЖ наиболее перспективным как в монотерапии, так и в комбинациях с другими противоопухолевыми агентами.

Высокая эффективность таксотера при метастатическом раке (в монотерапии составляет 26-86%, в комбинированной терапии 20-73%) привела к поиску оптимальных режимов использования препарата в адъювантном режиме.

В конце 90-х годов прошлого столетия проведено крупное рандомизированное исследование BCIRG 001 с участием 1491 больной операбельным РМЖ с наличием метастазов в аксиллярных лимфатических узлах. После рандомизации часть больных получали в адъювантном режиме 6 курсов полихимиотерапии по схеме FAC, часть больных — 6 курсов ПХТ по схеме ТАС (таксотер 75 мг/м2; доксорубицин 50 мг/м2; циклофосфан 500 мг/м2).

Медиана наблюдения составила 55 мес. В результате исследования доказано, что риск рецидива заболевания достоверно снижается в группе ТАС (в относительном выражении на 28%, в абсолютном — на 7%); наибольший выигрыш в снижении риска рецидива имеют больные с 1-3 метастазами в регионарных лимфоузлах.

Снижение риска рецидива болезни сопровождалось достоверным увеличением показателей общей выживаемости (снижение относительного риска смерти на 30% и абсолютного риска на 6%). При этом преимущества при использовании схемы ТАС имеют больные вне зависимости от рецепторного статуса опухоли и экспрессии HER-2. При использовании режимов, включающих таксотер, наблюдалась большая частота фебрильной нейтропении, однако смертельных исходов этого осложнения не отмечено.

При сравнении режимов FAC и ТАС у больных операбельным раком молочной железы без поражения аксиллярных лимфатических узлов также показано улучшение 5-летней безрецидивной выживаемости: 91% среди больных в группе ТАС по сравнению с 86% в группе FAC.

В дальнейших рандомизированных исследованиях изучили возможность и целесообразность применения последовательных режимов применения антрациклинов, а затем таксанов: в исследование PACS 01 включено 1999 больных операбельным РМЖ с метастазами в подмышечных лимфатических узлах.

Исследование доказало, что добавление 3 курсов монотерапии таксотером к 6 курсам химиотерапии по схеме FEC (фторурацил, эпирубицин, циклофосфан) достоверно снижает риск рецидива болезни на 17%, а риск смерти — на 23%; показатели 5-летней безрецидивной выживаемости выше при последовательном режиме с использованием таксотера (78,4% по сравнению с 73,2% при использовании только 6 курсов химиотерапии по схеме FEC).

Таким образом, в нескольких крупных рандомизированных международных исследованиях (BCIRG 001; GEICAM 9805; US Oncology; PACS 01) доказано преимущество использования таксотера в адъювантном режиме у больных операбельным РМЖ в снижении риска возникновения рецидива болезни и смерти от дальнейшего прогрессирования заболевания (табл. 6).

Таблица 6. Эффективность таксотера в адъювантных режимах у больных РМЖ с наличием поражения лимфатических узлов или высоким риском рецидива

Исследование
Адъювантный режимПоказатели 5-летней выживаемости, %
БРВОВ
BCIRG 001ТАСх6 или7587
FACx66881
GEICAM 9805ТАСх6+Г-КСФ или9197
FACx68695
US OncologyТСх4 или8187
АСх47482
PACS 01FECx6 или78,490,7
FECx3+Tx373,286,7

Примечание: А — доксорубицин; Т — таксотер; С — циклофосфан; F — фторурацил; Е — эпирубицин; Г-КСШ — гранулоцитарный колониестимулирующий фактор.

В 2008 г. на ежегодном конгрессе по раку молочной железы в Сан-Антонио были представлены отдаленные результаты исследования BCIRG 005, в котором оценивался режим ТАС (таксотер/доксорубицин/циклофосфан), 6 курсов, по сравнению с последовательным режимом АСх4 (доксорубицин/циклофосфан) — Тх4 (таксотер) у больных с метастазами в аксиллярных лимфоузлах HER-негативного РМЖ.

Оба режима оказались равноэффективными: 5-летняя безрецидивная выживаемость составила 78,9% в группе одновременного режима и 78,6% — в группе последовательного, а 5-летняя общая выживаемость равна 88,9 и 88,1% соответственно.

Однако в результате последовательного использования таксотера отмечено снижение частоты фебрильной нейтропении (8,5% против 17,9%), что делает последовательный режим более предпочтительным ввиду лучшей переносимости и уменьшения стоимости лечения (за счет снижения необходимости применения колониестимулирующих факторов).

В исследовании S. Jones и соавт. было осуществлено сравнение эффективности и токсичности комбинаций AC (доксорубицин/циклофосфан, каждые 3 нед, 4 курса) и TC (доцетаксел 75 мг/м2 и циклофосфамид 600 мг/м2, каждые 3 нед, 4 курса) при проведении адъювантной химиотерапии 1016 больным РМЖ стадий.

При среднем сроке наблюдения 7 лет у больных, получавших режим ТС, демонстрируется достоверно лучшая безрецидивная выживаемость (81% против 75%) и общая выживаемость (87% против 82%). Это улучшение достигнуто без существенного усиления гематологической токсичности и независимо от наличия поражения лимфатических узлов.

Эти данные позволяют считать, что режим TC является эффективным и безопасным для проведения адъювантного лечения у больных РМЖ вне зависимости от наличия поражения аксиллярных лимфатических узлов, что особенно актуально в старших возрастных группах и у больных с наличием противопоказаний к назначению антрациклинов.

Таким образом, в настоящее время таксаны (паклитаксел и доцетаксел) являются базовыми препаратами в лечении всех стадий рака молочной железы. В адъювантном режиме таксаны позволяют гибко подходить к выбору схем лечения с сохранением высокой эффективности с целью снижения риска рецидива и смерти от ее прогрессирования.

И.В. Поддубная, Д.В. Комов, И.В. Колядина

Таксотер в химиотерапии рака молочной железы

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

Таксотер (доцетаксел) – цитостатик с широким спектром противоопухолевого действия из класса таксанов. Препарат синтезирован в исследовательской лаборатории компании Рон–Пуленк–Рорер на базе малоактивного алкалоида диацетилбаккатина, выделенного из игл европейского тиса (Taxus baccata). Таксотер вошел в широкую клиническую практику в 90–е годы XX века. На рисунке 1 представлена структурная формула Таксотера.

Точкой приложения или молекулярной мишенью для таксанов является белок тубулин, участвующий в создании микротрубочек, которые играют важную роль в построении клеточного скелета, передаче трансмембранных сигналов и процессе митоза. Таксаны, в отличие от винкаалкалоидов (винкристин, винбластин) и винорельбина, блокируют процесс деполимеризации тубулина, что ведет к образованию функционально дефектных микротрубочек. Эти изменения носят необратимый характер, таким образом нарушается процесс деления клеток в G2M фазе клеточного цикла [1,2,3].
В последние годы показано участие Таксотера в процессе апоптоза – естественной гибели опухолевых клеток. Кроме того, препарат оказывает сдерживающее воздействие на процесс миграции эндотелиальных клеток, т.е. обладает антиангиогенным действием [4].
В предклинических исследованиях была показана высокая активность Таксотера на перевиваемых опухолях животных – штаммах рака яичников, молочной железы, легкого и т.д. [5,6].
Таксотер метаболизируется в основном в печени, 75% его выводится с желчью, с мочой выделяется не более 10% [7]. В этой связи назначение его при печеночной недостаточности может быть опасным.
Реакции гиперчувствительности на Таксотер в отличие от паклитаксела редки. Однако премедикация и постмедикация дексаметазоном признана обязательной [8].
Наиболее частым осложнением Таксотера является угнетение костного мозга, в основном за счет гранулоцитарного роста. Обычно нейтропения возникает на 7–8 дни, а к 15–20 дням показатели восстанавливаются. Значительно реже возникают анемия и тромбоцитопения [9].
Другими осложнениями Таксотера могут быть мукозиты, ладонно–подошвенный синдром – десквамация эпителия на ладонях и стопах [10]. К редким осложнениям относятся тошнота и рвота, повреждение ногтей.
Нейротоксичность Таксотера выражена незначительно и встречается менее, чем у трети больных [11].
Специфическим осложнением Таксотера является кумулятивный синдром задержки жидкости, который может возникнуть при суммарной дозе препарата более 400 мг/м2. Клинически синдром проявляется прибавкой веса, появлением отеков, возможны плевриты, асциты, перикардит. В основе этого осложнения лежит нарушение проницаемости капилляров. Профилактический прием стероидных гормонов может предотвратить его возникновение [12].
Многочисленные клинические исследования, проведенные в 90–е годы XX века, продемонстрировали высокую эффективность Таксотера при широком спектре злокачественных опухолей эпителиальной природы и позволили ему занять важное место в современной химиотерапии.
В первую очередь с внедрением Таксотера в клиническую практику связан прогресс в лечении рака молочной железы. На его основе создано множество лекарственных комбинаций.
В ряде клинических исследований [13,14,15] была продемонстрирована высокая эффективность и хорошая переносимость комбинации Таксотера с доксорубицином в лечении диссеминированного рака молочной железы. Предпосылками для создания этой комбинации явились: наибольшая эффективность каждого из препаратов в монотерпии, отсутствие перекрестной резистентности, различные механизмы их действия и профиль токсичности (за исключением миелосупрессии), а также отсутствие фармакокинетического взаимодействия в отличие, например, от комбинации паклитаксела с доксорубицином [16].
Исследования III фазы показали, что комбинация доксорубицина 50 мг/м2 и доцетаксела 75 мг/м2 значительно эффективнее комбинации доксорубицина с циклофосфамидом, особенно у больных с метастазами в печень, легкие или полиорганными поражениями, при этом нет усиления кардиотоксичности [17].
В последние годы активно изучается эффективность комбинации Таксотера с транстузамабом у больных Her–2/neu положительными опухолями молочной железы. В рандомизированном исследовании, результаты которого были опубликованы в 2005 г., было показано, что комбинация Таксотера с транстузамабом превосходит монотерапию Таксотером по общему эффекту (61% против 34%); по медиане общей выживаемости (31,2 и 22,7 месяцев); времени до прогрессирования (11,7 мес. и 6,1 мес.), а также длительности эффекта (11,7 и 5,7 месяцев) [18].
В мультицентровом исследовании II фазы, проведенном в Японии, при Her2/neu 3+ раке молочной железы различных стадий, комбинация Таксотера с транстузамабом была оценена в предоперационном (неоадъювантном) лечении. Достигнут высокий уровень полных патологоанатомических регрессий (pCR) – 21% при общей клинической эффективности лечения – 90% [19].
Еще в 2002 г. были опубликованы предварительные данные о преимуществах комбинации ТАС (Таксотер + доксорубицин + 5–фторурацил) по сравнению со стандартным режимом FAC в адъювантном лечении рака молочной железы у больных с метастазами в подмышечные лимфоузлы (N+) [20]. Более поздний анализ проведенных исследований подтвердил тот факт, что комбинация ТАС достоверно улучшает результаты адъювантного лечения по сравнению с FAC, снижая риск прогрессирования болезни на 28%, а риск смерти на 30% у больных с N+ [21,22].
В нашей работе представлены собственные результаты использования комбинации Таксотера с антрациклинами (доксорубицином или эпирубицином) в рутинной практике.
В исследование включены 62 пациента с распространенным раком молочной железы в возрасте от 37 до 69 лет (медиана – 51 год), общее состояние по ECOG 0–2.
В таблице 1 представлена характеристика больных в зависимости от предшествующего лечения, числа пораженных органов и локализации метастазов.
Как видно из таблицы, ранее радикально прооперировано 79% пациенток (49/62), неоадъювантную и адъювантную химиотерапию получали 4,8% (3/62), только адъювантную химиотерапию – 58,1% (36/62), лучевую терапию (адъювантную и лечебную) – 61,3% (38/62), гормонотерапию (адъювантную и лечебную) – 51,6% (32/62).
Первичная опухоль не была удалена у 21% (13/62) больных, местный рецидив выявлен у 6,5% (4/62), метастазы в лимфоузлы (периферические, средостения, забрюшинные, лимфангоит) – у 48,4% (30/62), метастазы в кожу и мягкие ткани – у 19,4% (12/62), в кости – у 33,9% (21/62), печень – у 33,9% (21/62), легкие – у 32,3% (20/62), плеврит – у 22,6% (14/62), метастазы в яичники – у 6,5% (4/62), по брюшине – у 1,6% (1/62), надпочечники – у 1,6% (1/62), асцит – у 3,2% (2/62) и перикардит – у 3,2% (2/62) больных.
Всего было выявлено поражение от 1 до 5 различных органов и систем (в среднем – 2,24; медиана – 2). Один очаг диагностирован у 32,3% пациенток (20/62), 2 очага – у 29,0% (18/62), 3 очага – у 25,8% (16/62), 4 очага – у 8,1% (5/62) и 5 очагов – у 4,8% (3/62).
Таким образом, химиотерапия комбинацией Таксотера с антрациклинами проводилась весьма тяжелому контингенту больных, а подавляющее их большинство (67,7% – 40/62) имело поражение 2 и более органов и систем.
Всего 62 больным раком молочной железы проведено 343 цикла химиотерапии (от 1 до 14, в среднем – 5,5). Использованы следующие режимы лечения:
– Таксотер 75 мг/м2 внутривенно капельно 1 день + доксорубицин 50 мг/м2 внутривенно струйно 1 день;
– Таксотер 75 мг/м2 внутривенно капельно 1 день + фарморубицин 75 мг/м2 внутривенно струйно 1 день;
– интервалы между курсами 3–4 недели.
В качестве первой линии лечения комбинация Таксотера с антрациклинами использована только у 29,0% пациенток (18/62). В большинстве случаев (56,5% – 35/62) лечение проводилось в качестве второй линии, в 12,9% (8/62) – в качестве третьей и в 1,6% случаев (1/62) – в качестве четвертой линии лечения. Ранее эти пациентки получали стандартные режимы FAC, FEC, CAF, VCMF, VFAC, MMM и монохимиотерапию навельбином или таксолом.
Оценка эффективности лечения осуществлялась соответственно критериям ВОЗ для измеряемых очагов и по рекомендациям ECOG для неизмеряемых, но оцениваемых очагов.
Оценка безопасности лечения осуществлялась на основании регистрации побочных явлений согласно критериям ВОЗ.
Результаты
Результаты применения комбинации Таксотера с антрациклинами у больных распространенным РМЖ представлены в таблице 2. Полная регрессия опухолевых очагов была достигнута у 19,4% (12/62) пациенток, частичная регрессия – у 40,3% (25/62). Стабилизация процесса наблюдалась в 27,4% (17/62) случаев, включая 14,5% (9/62) «минимальных» регрессий опухоли, прогрессирование – в 12,9% (8/62). Таким образом, общий объективный эффект был получен в 59,7% (37/62) наблюдений, а контроль роста опухоли, включающий как регрессии, так и стабилизацию, достигал 87,1% (54/62).
Результаты применения комбинации Таксотера с антрациклинами в зависимости от линии лечения представлены в таблице 3.
Полные регрессии наблюдались только при первой и второй линии терапии, причем при первой линии частота их была достоверно выше (50,0% и 8,6% соответственно, р

Читайте также:  Педжета болезнь молочной железы
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Adblock
detector